kh_sugutskiy (kh_sugutskiy) wrote,
kh_sugutskiy
kh_sugutskiy

«Болотный процесс» – не стихийный протест, а часть элитного заговора. Веселые картинки.

Оригинал взят у keyboard09 в «Болотный процесс» – не стихийный протест, а часть элитного заговора. Веселые картинки.


Каждый бандерлог способен научиться нажимать на кнопки...А присоеденить его к креативному разряду,..это уже дело техники(наши,так называемые либералы,шибко этому научились в предвыборную компанию.Правда с треском проиграли её. Но это уже другая история.)

Действия части элитных групп против ядра власти – отличительная черта «цветных» сценариев

Неверно думать, будто людей на московские площади выводил американский посол Майкл Макфол либо его мифическая агентура. Его вообще напрасно демонизируют: Макфол на самом деле – один из наиболее комплиментарно настроенных к России американских политических деятелей и политологов. И его назначение во многом было задумано как раз потому, что он является убежденным сторонником сотрудничества с Россией – вне зависимости от того, кто ее возглавляет. Хотя, разумеется, интересы США для него куда более значимы, чем интересы России.


Неверно думать, будто Болотная площадь и ее продолжения были действительно организованы маргинальной оппозицией. Ее представители были такими же статистами, как и те, кто составлял саму массовку. Все те акции, которые происходили зимой по тем или иным значимым или виртуальным поводам, в сути своей планировались, вдохновлялись и информационно обеспечивались теми или иными группами в самой российской элите.

Вообще отличительная особенность того, что принято называть «цветными» процессами, – это действия одной части элитных групп против ядра власти и прочей элиты. Например, переворот 2004 года на Украине обеспечивался главой СБУ, генерал-полковником Игорем Смешко, а сама СБУ осуществляла прикрытие лидеров «майдана» вплоть до силового: скажем, на крышах окрестных зданий были расположены снайперы, которые должны были вести огонь по силам МВД, если те начнут разгон массовки.



Снайпер где-то там, говорит Немцов своим подельникам.

В России «болотный процесс» был не продуктом стихийного протеста масс, а частью элитного заговора, направленного по сценарию-максимум на отстранение от власти Владимира Путина, а по сценарию-минимум – на его максимальное ослабление. Во всяком случае, информационно раскручивавший эту тему и нагнетавший напряжение телеканал «Дождь», по мнению отряда экспертов, патронируется пресс-секретарем президента РФ Натальей Тимаковой.

Сегодня эта борьба продолжается. Те, кто запускал «болотный процесс», ведут ее теперь в другом, элитно-кулуарном формате, добиваясь полного контроля над будущим правительством и формирования его из их представителей и контролируемых ими людей.

Значительная часть этой элитной группы состоит из остатков элитных кланов 90-х гг., после ухода Ельцина поддержавших Путина в расчете на то, чтобы, с одной стороны, сделать из него заслон на пути прихода к власти левых и государственно ориентированных сил, с другой – постараться установить над ним полный контроль. Поскольку последнее осуществить не удалось, они шаг за шагом искали способ либо максимально использовать свои властные возможности и пронизать как систему власти, так и медиасферу своими сторонниками, либо в удачный момент заменить Путина на управляемую фигуру. В последние год-полтора они перешли к практически непрерывной (перманентной) агрессии.

Сначала они отрабатывали вариант раскола тандема и принуждения Медведева к тому, чтобы он либо использовал свое формальное право отправить правительство в отставку, либо пошел на прямое противостояние с Путиным и выставил свою кандидатуру на выборах президента. В значительной степени их рупором был все больше вызывавший идиосинкразию ИНСОР и персонально Игорь Юргенс, постоянно заявлявший о необходимости нового срока Медведева и прогнозировавший максимальные несчастья и беды для страны в случае возвращения Путина на пост президента – от усиленного оттока капиталов до массовых волнений. При этом основным рычагом кулуарной политики, подталкивавшей Медведева к конфликту и разжигавшей его честолюбие, была та же Наталья Тимакова (хотя это – не единственная женщина в его ближайшем окружении, мечтавшая о его личной власти).

Затем противники действующего премьера стали отрабатывать второй сценарий – организации и поддержки массовых выступлений на улицах, выдаваемых ими за народный протест. Что, правда, привело, напротив, к консолидации пророссийских сил и уверенной электоральной победе Путина.



А в это вркмя снайпер хладнокровно выбирает цель.

И поскольку на площадях и в избирательном процессе участники «заговора» потерпели поражение и сценарий-максимум им осуществить не удалось, то сейчас его инициаторы пытаются представить ситуацию так, как будто удался сценарий-минимум: навязать Путину свою повестку дня и своих людей и заодно внушить ему представление об ослаблении его позиций. Собственно, их медиаклиенты через «Эхо Москвы», The New Times, ведущую себя все более неприлично «Новую газету», телеканал «Дождь» ведут прямую информационную войну не только против Путина, но и против победившего электорального блока, против на деле победившего в союзе с Путиным российского народа.

Они пытаются нивелировать победу 4 марта, объявить ее спорной, уверить власть и элиты в ее незначимости и утвердить представление о том, что Путин теперь должен разделить эту победу с теми, кто как раз вел против него и его сторонников жестокую и не очень честную борьбу. По сути, они хотят украсть победу и у Путина, и у его сторонников, и, что самое главное, у народа. Хотя надо особо отметить, что 4 марта Путин одержал не только общую победу, но и победу во всех основных электоральных социальных группах. За него в абсолютном большинстве проголосовали все основные группы – рабочие, интеллигенция, село, студенты, пенсионеры и т. д. За исключением предпринимателей.

Учитывая, что высшим органом исполнительной власти в России является правительство РФ, они стараются, используя кулуарные возможности, добиться того, чтобы оно попало под их контроль и (по максимуму) получило возможность осуществлять не поддержанную обществом программу Путина, а свой фундаментально-рыночный курс, либо (как минимум) могло осуществлять саботаж реализации путинской программы и его обещаний.

И если основные силы этой группы, представляющие наиболее реакционные круги российского общества, в целом держатся в тени и иногда, напротив, декларируют свою лояльность Путину и курсу на обеспечение национального суверенитета страны и ее возрождения (хотя на деле кулуарно поддерживают все звенья и рабочие фигуры осуществления элитного заговора), то ряд занимающих статусные позиции во власти людей ведут работу, практически не маскируясь. И если влияние одних из них достаточно ограниченно (например, глава Совета по правам человека Михаил Федотов) то влияние других (та же Наталья Тимакова), во всяком случае, по определенным направлениям значимо.



Либеральная часть элиты замерла в тревохном ожидании.

Связанная с наиболее одиозными и реакционными прозападными и рыночными фракциями элиты, ими в свое время пролоббированная и поддерживаемая (а во многом и направляемая), пресс-секретарь Медведева впервые явно обозначила свою позицию во время скандала, вызванного оскорбительной для большинства общества статьей Подрабинека. В ответ на развернувшееся общественное осуждение его действий она – по сути, от имени президента – взяла его под свою защиту.

Она постоянно поддерживала и поощряла деятельность прозападных коллаборационистских СМИ, лоббировала на высшем уровне интересы соответствующих групп. Оказывала воздействие на редакционную политику ведущих каналов и газет, формировала мнение президента, а подчас от его имени инициативно его оглашала именно в руле поддержки коллаборационистских групп. Поддерживала и поощряла «болотный процесс». По информации ряда экспертов, пыталась уговорить Медведева на совершение переворота весной, вплоть до ареста Путина, отмены результатов выборов и продления на два года его полномочий. Сегодня она максимально использует свое влияние для лоббирования выдвигаемых рыночными группами элиты кандидатур в состав правительства.

Борьба не окончена. Борьба ведется. Причем если прозападные и рыночные группы ведут себя максимально агрессивно и напористо, то группы, приверженные принципу обеспечения суверенитета, более пассивны и не вполне отдают себе отчет в том, что их победу 4 марта действительно могут и пытаются украсть.

Борьба не закончилась, ибо любую победу мало одержать: ее еще нужно отстоять. В этой связи особенно актуальным становится вопрос о сохранении в том или ином формате того политического народно-демократического блока, который победил 4 марта, и как минимум о трех уровнях защиты этой победы.

Первый – на элитном уровне: активизация национально ориентированных групп в борьбе за состав правительства;



Народ России не теряется, и бедствует, пользуясь моментом.

Второй – на информационном и интеллектуальном уровнях. Нужна как активная информационная политика, активизирующая общество и показывающая элите реальные тренды общественных настроений, так и определенная санация СМИ, вузов, исследовательских и академических учреждений, наполненных сторонниками коллаборационизма и рыночной фундаментальности;

Третий – возможно создание широкого народно-демократического движения сторонников социальной политики, национального суверенитета и технологического прорыва в виде, условно говоря, некоего «Союза 4 марта».

Элитному заговору необходимо вновь противопоставить активность реального гражданского общества и народных масс. И поставить тяготеющие к закрытости коридоры власти под контроль народно-демократических сил страны.
источник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments